Шаткая логика трубного лобби

Умом Россию не понять … Эту прописную истину невольно вспоминаешь, едва вникнув в суть инициатив Министерства экономического развития и торговли нашего северного соседа по введению 8-процентной пошлины в отношении импорта труб большого диаметра. Много шума из ничего — иначе и не скажешь. Ведь, по данным Фонда развития трубной промышленности России, рынок труб именно большого диаметра на территории самого большого по площади государства мира стремительно развивается.

В частности, в 2006 году он превысит 2 миллиона тонн, из которых 1,76 миллиона приходится на своих производителей. Другим, как нетрудно подсчитать, достаются почти ножки и рожки. Однако Россия и их решила обрубить. Решительно и безвозвратно. «Они свои действия мотивируют тем, что на российском рынке процент российских труб большого диаметра уменьшился из-за украинского, — объясняет генеральный директор объединения трубных заводов Украины «Укртрубопром» Леонид Ксаверчук.

— Но при этом умалчивают, что труба профильная поступают и из других государств. Я только в составе украинской делегации побывал в Москве, где мы проводили консультации именно на эту тему. И, честно признаюсь, с их стороны я не услышал ни одного убедительного аргумента. Все эти проблемы притянуты за уши — иначе и не скажешь. Ведь они утверждают о причиненных убытках российской стороне. Ущерб, — позвольте спросить. Ту же трубу диаметром 1420 миллиметров производства Харцызского трубного завода россияне до 2003 года не производили вообще.

И ее мы поставляли именно по их просьбе. Теперь же они провели антидемпинговое расследование по данным 2000 года. Представляете? Как труба, которую они не производили, могла причинить убытки? Я понимаю, что каждый стремится защитить свой рынок, но методы для этого должны быть цивилизованными».

Однако пока все происходит по принципу «Васька слушает да ест». Введение 8-процентной пошлины кажется делом непродолжительного времени. На территории Украины оно вроде отразится и не настолько.

Потому затрагивает три предприятия — Харцызский, Новомосковский трубные и Нижнеднепровский трубопрокатный. Именно они делают трубы большого диаметра. Особенно Харцызский, для которого такая продукция является профилирующей.

Еще недавно предприятие считалось монополистом по производству труб большого диаметра на необъятных просторах бывшего Советского Союза. С 2003 года их стали выпускать и россияне. И теперь, разумеется, они хотят своих производителей защитить. Но не окажется ли это палкой о двух концах?

Генеральный директор Харцызского трубного завода Андрей Шишацкий на страницах «Деловой столицы» привлекает внимание к ключевого фактора, который вызывает ограничение производства на российских предприятиях.

Это — дефицит штрипса (трубной заготовки). Вот и никакие ограничительные меры не приведут к повышению темпов роста российского производства труб большого диаметра. С другой стороны, даже на таком фоне в 2006 году они должны выпустить такой продукции на 33 процента больше, чем в предыдущем.

К выводу об отсутствии какой-либо угрозы дошли и в вышеупомянутых Министерстве экономического развития и торговли России. Даже собирались объявить именно такие результаты расследования. Однако впоследствии все переиграли, и сейчас уже обсуждается проект решения, которое предусматривает введение пошлины.

Здесь уже хочешь не хочешь, а заподозришь в таком течении событий трубное лобби, себя аргументы не перегружает. А вышеупомянутый Андрей Шишацкий уже заговорил о возможности вступления своего предприятия в Фонд развития трубной промышленности России, и инициировал скандальное антидемпинговое расследование.

Именно в этом он видит лучший выход. При том, что ни у кого не возникает сомнений относительно лучшего качества украинских труб большого диаметра. «Думаю, к нашему уровню они подтянутся разве что года через два», — считает Леонид Ксаверчук.

В лучшие времена доля Харцызского завода на российском рынке труб большого диаметра достигало 40 процентов. Сейчас планка упала до 28-25. На Новомосковском и Нижнеднепровском заводах — и того меньше.

После введения 8-процентной пошлины ситуация, несомненно, ухудшится. При этом на компенсацию потерь за счет внутреннего рынка вряд ли стоит надеяться. Впрочем здесь тенденция к росту объемов производства: если года три-четыре назад Украина потребляла 300-400 тысяч тонн труб в год, то сейчас зашкаливает уже за 500 тысяч.

Для наглядности стоит сравнить ситуацию с советскими временами. Почти два миллиона труб мы тогда реализовывали непосредственно в Украине. Сейчас примерно столько же производим целом. Из них 75 процентов идет на экспорт, из которых примерно треть — в Россию. Так что пока украинские трубники рассчитывают на внешние рынки.

Леонид Ксаверчук выражает убежденность, что в условиях вступления во Всемирную торговую организацию, куда стремятся как Украина, так и Россия, нашему северному соседу с такими методами защиты собственного рынка разгуляться уже не удастся. Вот и действуют они по принципу «куй железо, пока горячо».

Когда крыть нечем, все методы приемлемы. По большому счету, вопрос даже не в трубах большого диаметра, а в украинском металле вообще. Его поставки на свою территорию россияне пытаются ограничить постоянно и целенаправленно.

Поэтому в прессе даже загулял термин «стальная война». Еще страсти вокруг труб большого диаметру не улеглись, как то же Министерство экономического развития и торговли России в начале июля заявил о начале широкомасштабного антидемпингового расследования против импорта холоднокатаного плоского проката. Думаю, и в этом случае вникать в аргументацию российской стороны нет смысла. Потому что почти не приходится сомневаться, что снова появится что-то притянуто за уши.

Придираться наши северные соседи могут действительно к чему угодно. В частности, сейчас думский комитет по экологии взялся проталкивать на рассмотрение депутатов идеи моратория на импорт металлопродукции из Украины под тем предлогом, что в ее производстве используется металл из зоны отчуждения Чернобыльской АЭС.

Через 20 лет после аварии, оказывается, такая проблема возникла. При этом нет никаких ссылок на результаты конкретных измерений. «После аварии на Чернобыльской АЭС на всех наших заводах созданы службы радиологического контроля, — возмущается Леонид Ксаверчук.

— Да и как можно, скажите на милость, обвинять Украину в радиоактивности трубы, когда та же корпорация «Интерпайп» получает трубную заготовку из Старого Оскола, письмо — из Липецка, а чугун — из Тулы? ».

Поэтому можно констатировать одно: русские с нашей металлопродукцией на своем рынке не слишком церемонились и раньше, а теперь и вообще перешли все границы. Тем более, в ситуации, когда в Украине не сформировано правительство, наши интересы по-настоящему и защитить некому.

Технологии Blogger.