Красные колпаки против Парижа

Протесты во французском регионе Бретань могут стать началом распада французского государства. О такой сценарий говорят местные националисты. Начиная с 26 октября Бретань была охвачены акциями протеста. 10 ноября полиция Франции вступила в столкновение с сотнями демонстрантов, которые выступили против налоговой программы об окружающей среде и требовали рабочей безопасности, и задушила очередную демонстрацию.

Прологом акций протеста стал инцидент у налогового бюро в одном провинциальном городке. Недовольные новым экападаткам на грузовые автомобили, крестьяне попытались завалить вход в здание мусором и навозом, которые они привезли на 250 грузовиках и тракторах. Полиция, намереваясь не допустить развертывания акции, тяжело ранила одного из манифестантов - ему на глазах у всех оторвало руку.

Полицейский насилие вызвал волну протестов, которые набирали все более массовый и системный характер. Так, в протестующих появился даже свой символ - красный колпак.
 
Вспышка в Бретани имело место на фоне роста недоверия к администрации президента Франсуа Олланда , который вынужден поднимать налоги. Неудивительно, что практически все партии (даже некоторые фракции внутри правительственной Соцпартии) выразили свою солидарность с протестующими Бретани.

Пытаются использовать конъюнктуру и бретонские националисты. По их мнению, появился уникальный шанс добиться от Парижа расширения бретонской автономии, которая может запустить процесс эрозии французской государственной модели.
 
В общем, Бретонский национализм родился еще в XIX веке во время общеевропейской моды на этнарамантызм. В ХХ веке этнографически-культурологический дискурс приобрел политические черты. В программе створных в 1911 г. Партии бретонский националистов отмечалось, что исключительно независимость может как сохранить культурное наследие, так и обеспечить экономическое благополучие.
 
Кстати, по расчетам нынешних экономистов-националистов, независимая Бретань могла бы иметь ВВП объемом 115 миллиардов евро ежегодно. Соответственно, с перечислением на численность населения в регионе (4,5 миллиона человек) по уровню зажиточности край можно было сравнить с нынешней Италией.

Краткий курс истории бретонского национализма невозможен без упоминания о одну занятную метаморфозу. Во время гитлеровской оккупации Франции бретонцы были ярыми коллаборационистами и даже добились, чтобы немцы уделили бретонской языке официальный статус и выдавали субсидии на СМИ.
 
Зато в 1960-е годы произошел крутой поворот. Инициативу в националистическом движении захватили левые. Возможно, это связано с большой ролью, которую играет в бретонский культурном движении этническая музыка.

В 1970-е годы в Европе начался бум этнароку, и фанаты рок-н-ролла (как правило, левых взглядов) через музыку начинали интересоваться политикой. Так или иначе, левые навязали бретонского национализма свои лозунги, и в том числе концепцию идентичности.
 
По ее словам, бретонцев может считаться лицо любой расы и нации, когда она разговаривает на бретонской языке. Ведущую политическую структуру националистов - бретонский партию (РВ) - по программе можно отнести к партиям левого центра. РВ также участвует в своеобразном кельтским Интернационала (движение за единство кельтских народов, куда входит Ирландия, Уэльс, Шотландия и остров Мэн).
 
Есть смысл отметить, что Бретонский национализм наиболее силен среди французских местных националистических движений. РВ имеет депутатскую группу в пяти региональных советах, набирая в десяти бретонский кантонах на выборах в среднем по 3-4 процента.
 
В общем, Бретонский национальное движение делает ставку на постепенные реформы (хотя в 1970-е существовали партизанские группировки, которые считали возможным провозглашение независимости здесь и сейчас).

Но, по мнению руководства РВ, нынешняя фронда красных колпаков позволяет дынамизаваць процесс расширения автономии края. По их мнению, истинной логической альтернативой налоговой несправедливости может быть не отмена упомянутого выше налога, а передача Бретани пакету экономических свобод.

Правда, в РВ признают, что Париж пойдет на уступки, только если протесты красных колпаков будут иметь четкий локальный характер. Для этого активисты начали пропагандистскую кампанию навязывания протестующим бретонской сознания. Прежде всего, они объясняют, что красные колпаки - это древний символ протеста в Бретани.

Историки выкопали, что первые бунты «красных колпаков» датированы 1675 годом, когда бретонцы восстали против кардинала Мазарини, который строил режим абсолютной монархии. Символично, что те выступления были также связаны с темой налогов. Жан-Батист Кальбер (министр финансов) ввел специальный налог с подписания каждой юридического договора.

Такие экскурсы в историю должны закрепить среди протестующих здешнюю идентичность и повлиять на их политические лозунги. Если дело пойдет, националисты считают возможным заключить со всеми локальными политическими силами своеобразный пакт, в рамках которого можно выставить требования Парижа от имени региона.
 
«Если мы хотим восстановить в Бретани справедливое общество на службе динамичной и устойчивой экономики, мы должны решить, что будет с нашим краем. Это единственный способ дать надежду людям, терпящим бедствие.

Иначе они могут соблазниться идеями насильственного экстремизма, который ведет в никуда и которого Бретань была лишена до сих пор. Наша партия готова участвовать в консолидации общества со всеми демократами, которые хотят, чтобы будущая Бретань была красивой, цветущей и единой », - говорится в обращении бретонский националистов.
 
Пока трудно прогнозировать, насколько в РВ удастся консолидировать протестные настроения вокруг региональных требований. Недовольство правительством растет практически везде, и бретонский тема пока звучит на втором плане. Однако шансы на переформатирование политической модели во Франции (в том числе административной системы) все равно очень высокие.
 
В начале ноября Франсуа Олланд побил рекорд по самой низкой популярности среди всех президентов V республики. Сейчас его поддерживают только 26 процентов французов.
 
Издание «Nouvel Observateur» советует президенту пойти на необычный шаг - объявить общие сборы, своеобразный аналог Генеральных штатов - так до Великой Французской Революции назывался широкий совещательный орган, который созывался по инициативе королевской власти в критические моменты для оказания помощи правительству.

Основной функцией Генеральных штатов было именно установление с санкции всего общества новых налогов. Иначе, как пишет журнал, администрацию Олланда ждет «Березина» (так со времен Наполеона во Франции называют глобальные фиаско).
Технологии Blogger.