Качество отечественных лекарств гарантированно государством

Мы продолжаем рубрику «Сделано в Киеве». На этот раз мы посетили уникальное столичное производство, где «рожают» и производят лекарства, улучшающие здоровье тысячам людей, а иногда спасают им жизнь. О том, чем живет сегодня отечественный фармацевтический рынок.

Вряд ли люди больше болеют. Просто аптеки стали одним из видов бизнеса. Вообще, в каждой стране есть правила, определяющие их размещения. В советское время одна аптека, в частности в городах, была рассчитана на несколько тысяч человек. Во многих странах минимальное расстояние между аптеками является регламентированной. В Украине же подобных нормативов нет.

Однако государство контролирует наценку на лекарства, она не должна превышать 25%. Конечно, если аптек станет меньше, то и цены снизятся. Эти предприятия будут жить за счет объемов продаж, а не за счет наценки. Но тогда ближайшая к вам аптека уже будет не в соседнем подъезде, а через несколько кварталов.

В ней обязательно появится очередь, там, где раньше было пять аптек, теперь работает одна. Что лучше — платить больше и покупать лекарства в аптеке рядом платить меньше и ехать к ней километр и стоять в очереди — я даже не знаю. Ведь мы уже привыкли к комфорту: если вдруг что-то случилось, рядом обязательно аптечное учреждение.

Не скажу, что всегда их нахожу. В какой-то мере в аптеках действует тот же принцип, что и в супермаркетах. Часто на видном месте лежат импортные препараты. Но если человек спросит лекарства именно Борщаговского завода, то они, как правило, есть. Мы все время проводим соответствующий мониторинг — и 60-70% нашей продукции в аптеках имеются.

Кстати, те же Россия и Беларусь стандартов GMP еще не приняли, в них лишь отдельные заводы работают по этой системе. Я считаю, что фармацевтика — единственная отечественная отрасль, которая полностью работает по европейским стандартам. По сути, Украина — фармацевтическая государство. А в мире таких не очень много.

Завод — первое в Украине предприятие, получившее сертификаты GMP. У нас нет ни одного препарата, который выпускается не по этой системе качества. Внедрение системы качества трудоемкий процесс, но все большие компании-производители проходят его. К своему первому сертификата шли десятилетия и получили его в 2002 году. Еще в начале 90-х мы решили реконструировать завод.

Восстанавливали предприятие частями, вкладывая в реконструкцию в среднем сорок миллионов гривен ежегодно. Таким образом оснастили его современным оборудованием. Одна машина стоит полмиллиона долларов, а таких на линии работает пять-шесть.

Поэтому сейчас я с уверенностью могу сказать: на столичной Никольской Борщаговке на семи гектарах площадей работает предприятие европейского уровня.

Однажды я спросила у аптеке «диклофенак». Мне сказали, что его нет, но дали горсть других лекарств, мол, они идентичны, просто производители и названия разные. Как такую ​​ситуацию можно объяснить?

Надо понимать, что среди лекарств существуют оригинальные препараты и дженерики. Оригинальный — это препарат, над созданием которого лет 10-15 работал коллектив ученых и фармацевтов, вкладывая в его создание большие средства.

В результате чего было доказано, что это новое лекарственное средство. Далее он патентуется и на протяжении 20 лет его разработчики имеют исключительное право на его выпуск или продажа лицензий другим производителям.

Как правило, цена на этот препарат очень высока, ведь разработчикам нужно вернуть вложенные в его разработку средства. Поэтому импортные лекарства значительно дороже отечественных, потому что они, как правило, оригинальные.

Дженерик — это препарат-близнец. Когда заканчивается действие патента на оригинальное лекарство, их формула становится достоянием человечества, а следовательно — доступной для всех.

Но для производства дженериков необходимо точно воспроизвести технологию изготовления, их состав, вплоть до вспомогательных веществ. По сути, всем известные традиционные лекарства — «анальгин», «аспирин», «Левомицетин» — это и есть дженерики, которые когда-то были оригиналами.

У каждого оригинального препарата является международное непатентованное или химическое название. Но производители, которые изготавливают дженерики, обычно называют их иначе. При том, что препарат фактически один и тот же.

Затем вкладывают деньги в рекламу «нового» препарата или платят врачам, чтобы они своим пациентам советовали именно его. Наши люди любят новинки. И даже готовы платить в разы больше. И если бы это не имело экономического смысла, вряд ли бы этим занимались, согласитесь.

Насколько мне известно, в мире существует 150 000 наименований лекарств. Но это примерно, точно сосчитать никто не может, а действующих веществ — 5000. Кстати, тех же «Диклофенак» у нас около 70 различных названий, хотя действующее вещество одно и то же.
10% продукции Борщаговского ХФЗ идет на экспорт

На базе нашего завода действует научный центр, занимающийся разработкой оригинальных препаратов. Мы посчитать, сколько ушло денег на нашу разработку — препарат «корвитин». И сначала вывели цифру в 106 миллионов гривен.

Но надо учитывать, что основные затраты пришлись на начальный период исследований, а это — 12 лет назад, когда курс доллара был совсем другим. Тогда и цифра другая вырисовывается, думаю, почти 20 миллионов долларов.

Однако препарат того стоит. Он используется при тяжелых инфарктах и инсультах. Кстати, с ним к нам пришла группа ученых, которым не хватало денег, чтобы довести исследование до конца. К сожалению, у нас в стране это нормальная ситуация, когда у специалистов есть полуготова разработка, но нет финансирования, чтобы превратить ее в лекарства.

Причем, сделать это в Украине значительно дешевле, чем на Западе. Там гораздо более высокий уровень жизни, большие зарплаты. И людям, которые новый препарат испытывают на себе, платят деньги. Мы тоже платим, но это сравнительно немного. Поэтому иногда люди принимают участие в испытаниях ради шанса пролечиться бесплатно.

В основном это государства бывшего СССР. Небольшие партии лекарств экспортируем в Европу, а недавно начали заходить на развивающиеся рынки, в частности Вьетнам. В целом экспортируем почти 10% своей продукции.

Стоит отметить, что сейчас на рынке лекарств в мире достаточно большая конкуренция. Кроме того, их экспорт — сложное дело. Чтобы получить разрешение на ввоз препаратов, надо пройти сложный этап регистрации. Если у страны-получателя нет никаких претензий к производителю, она длится 210 дней, а если есть, тогда, конечно, дольше. Медленнее этот процесс проходит в России.

Технологии Blogger.