48 часов в Крыму

20.10 Киев, южный вокзал, туалет платный и единственный). Вход стоит 2 грн 25 коп (!). Построилась очередь. Конечно, всем не до шуток. Кассирша выдает чек, который нужно приложить к сканеру на турникете, — пишет сайт tourobzor.com.

Турникет прокручивается и ты бежишь к ближайшей кабинки справлять нужду.- Нет у меня сдачи со 100 гривен, — заявляет кассирша очередному клиенту. — Идите, меняйте где-то…- Не дойду — в отчаянии кричит клиент. И перелезает через турникет бесплатно.

20.30 Киев, фирменный поезд №28 Киев-Севастополь, плацкартный вагон. Из 38 мест занято 37. Большинство пассажиров — бледнолицая молодежь. Процентов десять с детьми. Сразу после отправления вагон наполняют ароматы свежих огурцов, вареных яиц и колбасы. На час наступает гастрономическая пауза.

21.30 Часть пассажиров идет к туалету в джинсах (брюках), рубашках и платьях, а возвращается в шортах, футболках или халатах. Начинается массовое застилаемые постели. Затем пассажиры ложатся на сосланы условно белыми простынями полки и сосредотачиваются на электронных устройствах: телефонах (слушают музыку и пишут смски), ноутбуках (просматривают фильмы, заходят в интернет), планшетах (читают электронные книги).

22.30 В вагоне полумрак. Большинство поснула. Из-под простыней торчат ноги и вагон становится похожим на морг. Самые стойкие время от времени ходят к проводнику и покупают пиво по 10 грн. за бутылку. Они таинственно пересматриваются и все чаще бегают в тамбур. В тамбуре висят наклейки, курить в поезде запрещено.

— Курите, только открывайте двери (где проход между вагонами), — равнодушно говорит проводница, проходя мимо курящих.

10.00. Автономная республика Крым. Большинство пассажиров встала и образовала очередь в туалет. В туалете образовалась большая лужа и вонь. Утром выглядят лучше те, кто вчера пиво не пил. Начинается поздний завтрак — доедания ужина.

11.00 Пассажиры начинают сносить проводнику постельное белье, хотя уборка постельного белья входит в обязанности проводника. Об этом достаточно большими буквами написано в «Правах и обязанностях пассажиров», которые висят на стене вагона.

11.50 Поезд прибывает в Симферополь. Больше половины народа собирает вещи и выходит.

12.56 Поезд прибывает в Севастополь. 17-часовое путешествие в Севастополь завершено.

13.05 Мостик над путями. Везде снуют люди с чемоданами. В стороне завершают беседу тетя пожилого возраста и мужчина. Тетя идет в нужном мне направлении.

— Подскажите, как пройти в Арт-бухте, — спрашиваю я, идя рядом с тетей.

Никакой реакции, может не дочуває?

— Как пройти к Арт-бухты? — повторяю свой вопрос.

— Как вы меня все достали — голова кружится. Прямо иди, 7-и или 9-й маршрут, — недовольно буркнула тетка.

13.15 Иду по дороге в надежде, что где-то здесь появится кафе, где можно перекусить и попить кофе. Иду уже 15 минут, и никаких кафе — зато справа — роскошная панорама на Южную бухту. Она вся заставлена плавсредствами — военными кораблями, грузовыми судами и непонятными конструкциями. Ландшафт потрясающий!

Вот если бы отсюда убрать весь этот ржавый хлам! И вдруг до меня доходит понимание, почему россияне так ревностно оберегают возможность базирование своего флота в Крыму. К военной доктрины это не имеет никакого отношения. Это вопрос земли, а именно — уникальных бухт.

Севастополь — единственное место на всем Черном море, где есть природные, хорошо защищены от штормов, бухты. В этом легко убедиться, взглянув из космоса (на карте Google Earth) на бассейн Черного моря.

Если вместо ржавых корыт в севастопольские бухты (соответственно их оборудовав) поставить яхты и круизные лайнеры, то Севастополь превратится на страуса, который будет нести бриллиантовые яйца.

13.40 Иду по ул. Ленина. Банки, агентства недвижимости, нотариальные конторы, магазины. Наконец первое кафе — «Пьеро». Яичница — 34 грн, кофе — 15, пиво — 15. Обслуживают долго, но вежливо. Туалет почему-то назвали «комнатой гигиены».

15.30 57-и яхт-клуб, он же яхт-клуб Черноморского флота. На воде стоит с десяток яхт, на берегу — тоже яхты и лодки, хлам и бетонные блоки. На камне надпись — «Вода подается с 12.00 до 14.00».

16.00 Арт-бухта (это Артиллерийская бухта; к искусству не имеет никакого отношения), набережное кафе, заполненное на четверть. Заказ приняли, но через полчаса принесли не все: «А вы салат не заказывали!». Туалет на дворе: зеленая кабинка с чаном для испражнений. Стойкая вонь.

18.00 Снова Арт-бухта. Паром через Севастопольскую бухту. Лучше перевезти себя и машину за 35 гривен, чем потерять около часа на дорогу через Инкерман.

20.00 Евпатория, выезд на Новый пляж, машина ГАИ.

— Приветствую вас, гости Крыма! Прапорщик Березин! Ваши документы!

— Прапорщик, уберите руку с нашей машины, и объясните причину остановки.

Прапорщик убирает руку и укоризненно бросает:

— Ну зачем вы так! Потом добавляет — У вас было изменение скоростного режима. Вы сначала ехали медленно, а затем быстро. А на этом месте мы только что задержали пьяного водителя.

— Вообще-то я переключился с первой на вторую передачу. А насчет пьяного — то мы здесь причем…

Прапорщик ни с чем возвращается к своей машине.

20.30 Стоим в центре Евпатории в очереди за чебуреками. Их готовят татары. Очередь продвигается медленно и занимает почти полчаса. Рядом, в других точках продают шаурму и другую уличную еду. Но очередей там нет. Наконец! Чебуреки пахкотять так аппетитно, что начинаем трапезу в машине. Стоимость 10 чебуреков — 70 гривен.

23.30 Кафе-бар на пляже пансионата «Береговой». «Ласковый май» и другие хиты советской эстрады, страшное стробоскопічне свет, который искажает лицо и создает причудливые тени на кирпичном стене.

Выдавая головокружительные па, курортники 20-50 лет оттягиваются по полной. «Солирует» здоровый бугай-уток в полосатых штанах и футболке в обтяжку.

Наконец он не удерживается, и снимает футболку, высвобождая на волю бицепсы, трицепсы и грудные мышцы. 20-летняя татарка Сабина разносит посетителям напитки — шампанское «Новый Свет» (60 грн), виски (100 грн / 100 гр), кофе по-турецки, пиво и водку. Почти никто не заказывает еду, зато практически все много курят.

10.00 Пляж дачного кооператива «Уютный». По периметру стоят урны, мусор почти нет — лишь выброшенные на берег коричневые водоросли. Людей на берегу значительно больше, чем в море: ночной ветер нагнал холодную воду.

Однако вода от отсутствия людей только выиграла: она чистая и прозрачная. Когда стоишь по шею в воде видны пальцы ног. Дно песчаное и мягкое, медузы такие маленькие, что ими можно пренебречь.

11.00 На пляже появляются продавцы еды. — Пахлава, сладкая кукуруза, чебуреки! — зазывают они курортників.Наїдки разносят в прозрачных пластиковых контейнерах и сумках в ячейку. Я насчитал семерых продавцов, которые «патрулировали» пляж. Все — татары.

11.15 Все тот же пляж.- Последний пирожок — покупайте, — зазывает курортников еще одна продавщица рядом меня. Она сегодня продала уже все пирожки, которые испекла утром. На вид ей лет шестьдесят, славянской внешности, дородная, в выцветшем халате. Из под полы халата выглядывают толстые, слоновьи ноги. Ей даже стоять трудно, не то что ходить.

— А вот чебурек так и не научилась готовить, — комментирует тетя идущего мимо нее татарина с чебуреками.

— Пробовала, но так и не научилась.Вона продает последний пирожок, и тяжело дыша, идет с пляжа к своей даче (примерно километр).

11.30 До пляжа причаливает катер с бананом. Дядя с мегафоном призывает отдыхающих развлечься на воде.

— У нас не будет переворотов — это запрещено. Поэтому дети могут кататься с 7-лет. Спасжилеты по размеру, в катере будет опытный спасатель. Желающие покататься на банане находятся сразу. 16 человек одеваются спасательные жилеты, садятся на два поплавки, соединены между собой, и быстро мчатся к горизонту.

— Желающие покататься на банане подходим, — вновь призывает дядя, пока предыдущая партия «эстрималов» бороздит просторы евпаторийского моря. — Стоимость 30 гривен!».

12.30 Евпатория, Новый пляж. Знакомый дайвер обнаружил неподалеку от берега затонувшее судно. Он собирается достать со дна якорная цепь этого судна. Надевает гидрокостюм, потом брезентовый комбинезон (чтобы не рвать «гидрик»), затем — баллон и маску. Мне с товарищем поручает нести две пластиковые бочки, веревку, сетку и кувалду. Проходим через пляж. Наш дайвер заходит в воду, а мы — на пирс, который втыкается в море метров на двадцать.

— Давайте сюда инструмент! — кричит дайвер.

Мы бросаем оборудования в воду и едва не убиваем дайвера кувалдой. Вместе с оборудованием он исчезает под водой.

13.00 По пузырьках метров за двадцать от нас видно, что наш дайвер там чем занимается. На пирсе рыбаки пытаются ловить рыбу, и напрасно. Впрочем продолжают смотреть в воду и ждать улов.

13.30 Мы с товарищем смотрим на то место, где час назад исчез дайвер. На пирсе невыносимо жарко и мы с завистью наблюдаем за ребятами, которые лихо прыгают в воду. Несмотря на таблички, что пирс в аварийном состоянии и прыжки в воду мжуть стоить им жизни.

14.00 Стало понятно, что скорее мы здесь зомліємо от солнечного удара, чем у дайвера закончится воздух. Мы идем прочь: «Посмотрим на тот цепь другим вместе».

14.30 Караимские кенасы, центр Евпатории. Очередь в кафе «Караман», которое держат члены караимской общины. Караимы — немногочисленная тюркская народность, религией которой является одна из разновидностей иудаизма. Моего товарища здесь знают, поэтому администратор Светлана предлагает нам перейти в ВИП-зал, где прохладно и кроме нас никого нет.

«Это панно символизирует Евпаторию и демонстрирует последовательность возникновения религий», — комментирует Светлана панно внутри помещения.

«Слева — иудейская культовое сооружение, затем — христианская церковь, а справа — мечеть самой молодой религии — мусульманство».

14.45 Официантка Марина (также караимка) приносит гороховый суп с бараниной, баранье рагу, чебуреки чир-чир (из баранины и с овощами), пирожки с абрикосами, зерновой квас бузу.

15.30 Трапезу завершено. Получилось по 100 грн. на одного. Надо было брать вдвое меньше, зато теперь можно не есть несколько дней (по крайней мере, так кажется сейчас).

17.22 Евпатория, железнодорожный вокзал, поезд Евпатория-Киев, купейный вагон. Все пассажиры загорелые, почти черные. Снова запахи еды. Проводник ходит по купе и предлагает пассажирам чай или кофе. Поезд идет вдоль моря. За окнами проплывает Новый пляж, где ищет якорная цепь наш товарищ-дайвер.

Море видно в прогалинах между пансионатами, построенные между железнодорожными путями и побережьем. На смену пансионатам приходят дачи: похожие на курятники или совсем приличные апартаменты европейского уровня. Закончились дачи — началось царство палаток. А потом снова начались дачи — поезд подходит к Сак.

А потом закончилось море — поезд повернул на сушу в сторону Джанкоя.

19.30 Джанкой, поезд замедляет рух.На траве возле колеи сидят три пожилые цыганки, рядом — еще совсем юная представительница ромов. Они что-то вяло обсуждают, пуская солнечные зайчики золотыми зубами. Поезд останавливается, из него высыпают пассажиры.

Цыганки поднимаются и начинают работать: «Давай, мужик, я тебя по руке всю судьбу расскажу». Туда-сюда бегают татары — женщины и мужчины — продают дыни, сладкий лук, тараньку, персики, воду.Я покупаю у бабушки бутылку воды со льдом — она специально держала ее в морозилке, чтобы наморозившийся лед.

— По вагонам! — как в армии, раздается призыв проводников.

— Купи у меня дыньки, не пожалеешь, — смотрит на меня симпатичная татарка с мальчишкой рядом.

— 35 гривен за три штуки, очень сладкие.

Даю деньги, хватаю дыни, и запрыгиваю в поезд. Крым, прощай! …Киев, утро, на столе ароматная, сладкая дыня. Не обманула девушка.

Технологии Blogger.