Мать с ребенком-инвалидом стала жертвой опытных аферистов

Мать с ребенком-инвалидом, которая стала жертвой опытных аферистов, выселяют на улицу, а правоохранители за девять лет не смогли найти мошенников. Рынок жилья является едва ли не самым криминальным, ведь, по оценкам специалистов, почти каждая пятая проданная квартира — проблемная. Только если воспользоваться услугами риэлтора для продажи квартир в Москве тут можно с 100% гарантией быть спокойным за сделку с недвижимостью.

Это означает, что «добросовестные приобретатели» (есть такой юридический термин), честно расплатившись за проживание, приобретенное при посредничестве солидных агентств недвижимости, не гарантированы от того, что суд может на вполне законных основаниях признать недействительным договор купли-продажи. Такая судьба постигла и киевлянку Татьяну Шубский. Волокита, при которой эта жертва мошенничества и халатности правоохранителей пыталась защитить свои права, длится девять лет, а судебный исполнитель уже получил документ о принудительном выселении потерпевшей вместе с малолетними детьми.

Несмотря на заявления наследников, милиция не наложила арест на квартиру

1996 Татьяна купила четырехкомнатную квартиру на бульваре Лепсе. Деньги — 21 тысячу долларов — дал отец: заработал их во время заграничной командировки в Колумбию. Молодая женщина нашла это помещение по объявлению в газете. Когда маклер привела Татьяну посмотреть дом, там были ее владелец Лопатько (фамилии бывших хозяев «нехорошей» квартиры изменены по этическим соображениям), два брокеры и лично директор брокерской фирмы. Договорились о цене. Когда Шубская увидела, что в договоре указано не настоящую, а копеечную сумму (на нынешние деньги — сто долларов) не захотела его подписывать. Но директор уговорил. Показал целую пачку таких же документов, где тоже значились смешные цены, и приблизительно не соответствовали рыночной стоимости жилья, и объяснил: это мы делаем для того, чтобы платить меньшие налоги. А квартира, заверил, чистая, наследников нет. Татьяна считает, что на нее произвели некоторое психологическое воздействие.

Новая владелица жилья зарегистрировала соглашение о купле-продаже в Бюро технической инвентаризации, а через две или три недели к ней пришел участковый и сказал: милиция предупреждала Лопатька, чтобы он квартиру не продавал. Появились наследники одного из предыдущих хозяев, которые претендуют на нее. Впоследствии выяснилось: они подали заявление в милицию еще в августе, и прокуратура тогдашнего Октябрьского района возбудила уголовное дело по факту мошенничества, в которой Лопатько проходил как свидетель. Тогда же милиция должна была наложить на то имущество арест. Зато правоохранители «предупреждают» хозяина, а тот, не послушав их, в сентябре продал дом Татьяне. Женщина объяснила участковому, каким образом купила квартиру. А через месяц получила повестку из тогдашнего Октябрьского районного суда столицы.

Стало известно, что владелец квартиры Маторенко продал ее гражданке Кирненко незадолго до смерти от болезни сердца. В Кирненко помещения купил Лопатько. Сейчас на дом претендуют аж трое наследников. Первым есть внебрачный сын Маторенка, который живет в Николаеве, вторая — дочь от первого брака, которая живет в Житомире. То семейный союз был заключен за много лет до того, как Лопатько поселился в этой квартире. Третий претендент — мать покойного, крестьянка из Черниговщины. К слову, пока длился судебный процесс, она умерла, и ее право перешло к дочери, то есть сестры Маторенка. Третьей стороной по делу выступает бывшая жена Лопатька (квартиру получил ее отец). Эта женщина вместе с дочерью уехала на постоянное место жительства в Израиль и ни разу не была во время рассмотрения дела.

Договор о купле-продаже не заверил нотариус

На судебное заседание вызвали нотариуса с 6-й нотариальной конторы, которая якобы заверяла первый договор о купле-продаже (между Лопатьком и Кирненко). Нотариус сказала этот факт и привела следующие доводы: бланк документа не принадлежит учреждению, в котором она работает, само соглашение в книге не зарегистрировано. А почерковедческая экспертиза показала: печать, которой скреплен соглашение, тоже не относится указанной конторе. То есть документ поддельный. Однако в Бюро технической инвентаризации его зарегистрировали.

Кирненко показала, что она квартиры не покупала и Лопатькови ее не продавала. 1992 девушка потеряла паспорт. Наверное, за ним оформили договор. Казалось бы, все ясно. И Татьяну удивляет такой факт: Кирненко была в зале судебного заседания несколько раз, однако, когда брали образцы подписи на почерковедческую экспертизу, судья почему-то не попросила ее предоставить подпись. Позже специалисты в своем заключении указали: суд не предоставил образец подписи Кирненко.

Наследники в своих исках требовали признать все договоры о купле-продаже квартиры на бульваре Лепсе недействительными, «стороны вернуть в первоначальное состояние» и выселить Татьяну. Того же 1996 Соломенский районный суд признал все три соглашения недействительными, ведь если первая из них подделана, то таковыми являются также и все последующие. Как честный покупатель, Татьяна продолжала отстаивать свое право на жилье. Так продолжалось три года. В апреле 1999-го женщина забеременела и подала ходатайство — просила отложить слушание дела до рождения ребенка. Судья и наследники отказали, так пришлось ходить на процесс. Сынок Артем появился на свет преждевременно — через шесть с половиной месяцев. Весил полтора килограмма. В родильном доме матери сказали: шансов у младенца нет, хорошо, если проживет три дня … Татьяна настояла, чтобы кроху перевели в Охматдета. Месяц малыш был в реанимации на аппаратном дыхании. А мать продолжала посещать судебные заседания. Затем она услышала диагноз, звучавший, как приговор: детский церебральный паралич. Артем до сих пор не ходит.

Того же года суд принял решение признать договоры недействительными. Татьяна подала апелляцию и проиграла. Адвокат подал кассационную жалобу в Верховный Суд. А 2001-го от наследников поступил еще один иск: они требовали выселить Шубский и ее детей без предоставления другой жилплощади. Это дело слушали до 2004 года. Женщина доказывала, что является добросовестным покупателем. Гласило: возбуждено уголовное дело, за ней она проходит как потерпевшая. Правда, дело то, несмотря неоднократное обращение в прокуратуру Киева, не расследуют.

«Пусть государство возместит материальный ущерб …»

В прошлом году Соломенский районный суд таки принял решение выселить семью Татьяны. Она в очередной раз обратилась в столичную прокуратуру с просьбой защитить его права. А в начале февраля Соломенское районное управление юстиции направило Шубский предупреждение: до 14 февраля она должна освободить помещение, иначе ее выселят принудительно.

Судебный исполнитель заявил: если Татьяна не пустит в квартиру тех, кто выселять ее, двери помещения выломают, а хозяйку выбросят на улицу. Ее больным детям (она написала письмо с просьбой приостановить процедуру до выздоровления девятилетней Олеси и пятилетнего инвалида с детства Артема, добавила соответствующие справки и больничный лист) он вызовет «скорую», и их заберут в стационар. В то же время дело Шубский находится в двух судах. В Соломенском районном назначено рассмотрение ходатайства, в котором жертва квартирных аферистов просит разъяснить самый первый судебный вердикт: признавали ее в суде «добросовестным приобретателем» или нет. Служительница Фемиды, которая приняла решение о выселении семьи Шубский, трактовала закон таким образом, будто Татьяна является «недобросовестным» покупателем, хотя с 1996 года в одном судебном заседании женщину не признавали ни такой, без таковой. А 24 декабря 2004 потерпевшая подала кассационную жалобу в Верховный Суд.

— На тот случай, если меня все-таки выселят, я подала в Печерский районный суд иск о возмещении мне материального ущерба, — горько вздыхает Тетяна.-Согласно Гражданскому кодексу, преступление не раскрыто, потери компенсируют за счет государства. Я понимаю, что таких дел в нашей судебной практике мало. Однако в этой ситуации виноват Соломенское райуправления милиции — его работники несвоевременно наложили арест на квартиру. Почему за их халатность должна платить я с детьми? Кстати, я не прошу возместить моральный ущерб за то, что мой сын родился инвалидом, я потратилась на его лечение. Пусть это останется на совести тех людей, которые в свое время мне отказали — не отложили слушания дела.

Мать с ребенком-инвалидом стала жертвой опытных аферистов Мать с ребенком-инвалидом стала жертвой опытных аферистов Reviewed by ollbiz.com on марта 11, 2013 Rating: 5
Технологии Blogger.